A+ A A-


Анна Красулина: Нет, не из-за талончика меня хотят разлучить с семьей…

Оцените материал
(8 голосов)

До 30 ноября Анна Красулина – гражданка России, которая с 2002 года имеет вид на жительство в Беларуси, – должна покинуть нашу страну. Такое решение 13 ноября приняли в УВД Московского района Минска.


Анна это решение считает политически мотивированным и намерена побороться за то, чтобы не разлучаться со своей семьей и пожилыми родителями.


«Выслать в интересах общественного порядка»

– Это как гром среди ясного неба, – рассказывает Анна Красулина, пресс-секретарь Объединенной гражданской партии. – Началось с того, что в пятницу 9 ноября мне позвонили из отдела по гражданству и миграции Московского района Минска и попросили зайти к ним в субботу. Но на этот день у меня была запланирована очень важная поездка по Беларуси. Так что я попросила перенести этот визит.

– Причину, по которой вызывают, сразу не сообщили?

– Нет. В Беларуси я живу с 2002 года, имею вид на жительство, и за все это время никогда в миграционные службы меня не вызывали. Я, конечно, сказала руководству партии, что был такой звонок, поговорила с правозащитницей Леной Тонкачевой, которую четыре года назад высылали из Беларуси. Лена предположила, что, скорее всего, мне вынесут предупреждение, и я совершенно спокойно утром 13 ноября пошла в отдел по гражданству и миграции Московского района.

Но там сотрудники сразу же меня огорошили: «У нас к вам будет неприятный разговор. Речь идет о высылке». Видно было, что им очень неудобно, они выражали сожаление и почти сочувствие. О сроке высылки решение должны были принять в УВД района, куда меня и пригласили к 15 часам. И уже там подполковник Колодинский зачитал мне официальный документ, из которого следовало, что 2 ноября 2018 года в адрес Московского РУВД Минска пришло сообщение за №916 для служебного пользования и, «согласно информации, изложенной в сообщении, есть основание для высылки гражданки РФ Красулиной А.В. из Республики Беларусь». А именно – за то, что я трижды привлекалась к административной ответственности, в том числе дважды за участие в несанкционированных массовых мероприятиях. Причем в документе была фраза, что данные обстоятельства являются основанием для высылки меня из Республики Беларусь «в интересах общественного порядка».

Мне, конечно, очень хотелось уточнить, что за интересы общественного порядка заставляют наши органы творить такой беспредел, но Дмитрий Иосифович Колодинский принял решение, не выслушав моих возражений.

– И в самом деле, что это за правонарушения, за которые вас решили выслать из страны?

– Во-первых, по закону, чтобы выслать из страны, эти нарушения должны быть совершены в течение года, а у меня за последний год было только одно. Во-вторых, я не согласна с тем, что это вообще правонарушения. Первый штраф мне дали в августе 2016 года в период избирательной кампании в парламент, когда мы проводили пикет по сбору подписей за кандидата от ОГП Николая Козлова (сегодня он исполняет обязанности председателя партии. – Ред.). Это разрешено законом Республики Беларусь!

Другое дело, что сотрудникам милиции очень не понравились темы, поднятые на нашем пикете недалеко от здания МВД: от министра Шуневича мы требовали соблюдать закон и ориентировать своих подчиненных на пресечение фальсификаций в ходе выборов, а прохожим напоминали, что дело об исчезновении экс-министра МВД Юрия Захаренко не только не раскрыто, но он так и не признан умершим, его 92-летняя мама не может получить пенсию по потере кормильца, хотя прошло уже 17 лет… МВДшников это страшно нервировало, поэтому, полагаю, они поднажали, где надо, и нам впаяли штрафы.

В
торой штраф мне дали 21 апреля 2017 года за то, что, встречая с Окрестина активистов, отсидевших пять суток за участие в Дне Воли 25 марта, мы развернули бело-красно-белый флаг. Мы держали его с Николаем Статкевичем, Владимиром Некляевым, Павлом Северинцем. Но это – не массовая акция! Просто из СИЗО одновременно выходило много активистов, поэтому было много встречающих.

Штрафы тогда выписали всем. И все штрафы были погашены вовремя.

Ну, а третье правонарушение… В этом году накануне празднования Дня Воли я ехала вечером домой и не успела оплатить проезд в автобусе: руки были заняты шариками с логотипом ОГП и другими материалами к празднованию 100-летия БНР, а тут еще родители позвонили... Проговорила до следующей остановки, а там – контролер. Что делать – оплатила штраф на месте.

И вот теперь, по сути, меня высылают из страны, разлучают с семьей, оставляют без помощи моих пожилых родителей, обосновав все это тем, что я не пробила вовремя талончик! Других правонарушений за последний год у меня не было! Названная причина – полнейший абсурд! Подумайте сами: разве это соразмерное наказание? Уверена, это политически мотивированное решение. И за этим стоит, возможно, не только милиция…

– С 2002 года были еще административные нарушения?

– Нет. Только эти три.

– Что собираетесь делать? Есть куда ехать?

– В том-то и дело, что нет. Здесь моя семья, мой дом, мои родители, которых я перевезла в Беларусь с Урала в 2006 году. Сейчас им уже требуется помощь. А кроме меня у них тут никого нет!.. Мой муж – белорус, дети – белорусы! Когда мы поженились (мы были студентами второго курса МГУ: он – истфака, я – филфака), Женя сразу сказал: жить будем только в Беларуси. И хотя после аспирантуры ему предлагали остаться в Москве, он отказался…

Выехать из Беларуси я должна до 30 ноября, высылают меня на один год – максимум можно на пять. Просто либералы… Причем мне намекали, что если я не буду обжаловать это постановление, то мне даже скостят срок до полугода, а потом, может, и до трех месяцев.

– Но вы, я так понимаю, собираетесь его обжаловать.

– Конечно. Сначала обжалую это постановление в ГУВД Мингорисполкома, а потом, если понадобится, пойду в суд.

– А в российское посольство будете обращаться с просьбой защитить ваши права?

– Пока думаю. Конечно, учитывая то, как со мной незаконно поступили белорусские власти, я должна обращаться куда только можно. Но не уверена, что с сотрудниками российского посольства я найду общий язык. Дело в том, что я никогда не скрывала своих взглядов на политику кремлевских правителей. Я не поддерживаю и не разделяю ее и называю вещи своими именами. Для меня неприемлемо то, что делает российская власть, – аннексия Крыма, война, которую Россия развязала в Украине, Грузии…

 

«Я имею право не только заниматься политикой, но и избираться в местные органы власти»

– Анна, а почему за столько лет проживания в Беларуси вы не получили гражданства?

– На то были серьезные причины.

В 17 лет я уехала в Москву, сначала работала, училась вечерами на подготовительных курсах, поступила в МГУ. В 1992 году я попала в ДТП, мне сделали серьезную операцию по замене тазобедренного сустава. Это сегодня обычное оперативное вмешательство, а тогда такие операции только начинали делать. Я попала в руки к очень хорошим специалистам, оперировали меня, не удивляйтесь, в Кремлевской больнице – это были годы, когда Борис Ельцин вел борьбу с привилегиями и обычные люди могли лечиться там же, куда раньше попадали только чиновники.

Такие суставы служат только 20 лет, и я догадывалась, что может так случиться, что мне придется повторно обращаться к тем самым врачам. Конечно, я консультировалась с травматологами-ортопедами в Беларуси. Но у нас здесь с таким протезом не работают, привезти такой в Беларусь специально можно только за очень большие деньги, которых у меня нет. Причем мне нужно было менять не всю конструкцию, а только часть протеза, поэтому принципиальное значение имели марка и производитель. Что еще важно: врач, который лечил меня в 1991 году, работает до сих пор. И он с удовольствием согласился снова меня оперировать – для него это было в том числе важной информацией о том, как ведет себя протез, какова реакция организма. Это тот опыт, из которого рождается мастерство хирурга. В декабре 2014 года в Москве мне сделали повторную операцию.

– Но сейчас уже 2018 год…

– После операции я восстанавливалась полтора года, только на костылях ходила полгода, потому что мне делали остеопластику. Эта технология позволит при необходимости сделать еще одну подобную операцию.

Конечно, в семье мы обсуждали вопрос белорусского гражданства, но прикинули, что если я начну процедуру его получения, то меня могут выслать еще раньше. Дело Лены Тонкачевой уже было перед глазами… В 2010 году после президентских выборов меня как пресс-секретаря Объединенной гражданской партии вызывали на допросы в КГБ, и там следователи были не в курсе, что я гражданка России. То есть у них плохая коммуникация между ведомствами. Поэтому мы решили не махать красной тряпкой перед быком и не светить лишний раз этот факт, чтобы не нарваться на высылку. Какое-то время это удавалось…

– Анна, когда появилась информация о вашей высылке, в интернете кое-кто тут же стал писать: мол, все правильно, нечего россиянке участвовать в политической жизни Беларуси, состоять в партии...

– Во-первых, чаще всего эти «кое-кто» являются обыкновенными троллями. Обратите внимание: они путаются в деталях и противоречат сами себе. Во-вторых, вид на жительство не означает, что я не могу заниматься политической деятельностью, высказывать свои взгляды. Можно подумать, что если человек живет с таким статусом, то он лишен базовых прав человека: свободы слова, собраний, ассоциаций и т.д.! Единственное ограничение – я не могу избираться и быть избранной в Парламент и на пост президента. Но я, например, вполне могу избираться в местные Советы.

 

«Выхожу из лифта, а на стене плакат: «Аня, держись!»

– Как домашние восприняли новость о высылке?

– Очень мужественно, они не унывают, поддерживают меня. Слава Богу, мы не только семья, мы – одна команда. Единственное, что ехать пока некуда, и, конечно, очень не хочется.


Здорово помогает поддержка друзей, знакомых. 13 ноября вышла из лифта на своем этаже, а на стене плакат «Аня, держись, мы с тобой!». Кто-то из соседей повесил. Было, конечно, очень приятно.

– Родителям уже сообщили?

– Нет, и даже не знаю, как им сказать. У мамы гипертония, сахарный диабет, у папы сердце слабое… Они меня всегда немножко корили за то, что я ушла в политику. Я же, когда мы с мужем приехали в Беларусь, работала в серьезной иностранной компании, имела хорошую зарплату. Но в 2006 году не осталась в стороне от президентских выборов, была на Площади. И меня уволили: один из охранников, как оказалось, сотрудничал с КГБ, и руководству поставили условие: или-или. Меня рассчитали за два часа, я потом долго не могла трудоустроиться. Александр Добровольский, с которым познакомились во время кампании Милинкевича, стал привлекать меня к партийным делам. В 2011-м я стала пресс-секретарем ОГП.

Работаю на волонтерских началах, от статуса тунеядца, как бы это горько ни звучало, меня спасает моя инвалидность 3-й группы – из-за сустава.

– Анна, а если все же придется покинуть Беларусь, думали, где будете жить?

– Если честно, пока нет. В партии уже предложили домик в Украине, который остался у кого-то от родственников…

Были бы деньги, то, возможно, год продержалась бы, хотя не могу представить, как эта вся ситуация отразится на моих родителях. Но мы живем очень скромно. Муж преподает в БГУ, там зарплаты небольшие. Дети учатся: сын – в аспирантуре, дочь – в университете. Тем более что у нас еще не погашен кредит, который брали на строительство квартиры.

– То есть живете все в одной квартире? А как же миллионы долларов, которые якобы оппозиция получает от западных спонсоров?

– «Золото партии» – оно существует только в фантазиях тех, кто насмотрелся БТ. У нас в партии многое делается на волонтерских началах – люди, к сожалению, это не всегда понимают.

Мы очень долго жили в общежитии, старшему сыну было 17 лет, когда у нас появилась собственная квартира в доме типового МАПИДовского проекта. Это фактически социальное жилье в микрорайоне «Брилевичи». Муж стоял на очереди в БГУ, конечно, не в первых рядах. Но когда начали строить дом, там было несколько четырехкомнатных квартир, на которые могли претендовать только многодетные семьи. Но кто в общежитии рожает троих или более детей? Тогда стали предлагать эти квартиры с доплатой живыми деньгами практически по рыночной стоимости. Нам помогли родители мужа, они полностью проплатили этот дополнительный пай. А свой кредит мы до сих пор выплачиваем.

У нас последний, 19-й, этаж. Первоначально нам выделяли квартиру на 11-м, но люди, которые по жребию получили 19-й, пообещали устроить скандал, что грозило задержкой заселения всего дома на несколько лет. Мой муж тогда предложил решение, и в результате системы обменов заселение прошло в срок. А мы приобрели преимущество – оборудовали лоджию под бар, и майскими вечерами сидим и слушаем соловьев.

– Анна, если все же придется уехать на год, потом сможете вернуться?

– Конечно. И вернусь. Хотя… давайте подождем – может быть, здравый смысл возьмет верх. Неужели Беларусь в очередной раз ударит лицом в грязь перед всем миром?

Мария ЭЙСМОНТ

 

ОФИЦИАЛЬНО

Антон ГАПОНЕНКО,

начальник отдела по гражданству и миграции Московского РУВД г.Минска:

«Это характеризующий материал»

Каковы же причины высылки из страны Анны Красулиной и как понимать запись в постановлении, что это решение принималось «в интересах общественного порядка»? Можно ли, учитывая семейное положение Анны, отменить это постановление? За комментарием мы обратились к начальнику отдела по гражданству и миграции Московского РОВД столицы Антону Гапоненко.

– Это решение было принято в интересах общественного порядка – это все, что я могу сказать, – заявил Антон Николаевич.

– А что значит «в интересах общественного порядка»? Ведь по закону в течение одного календарного года должны быть три административных нарушения, и случай с Красулиной под это не подпадает…

– Во-первых, одно действующее правонарушение у нее есть. Но дело даже не в этом. По факту эти правонарушения имели место, это характеризующий материал. Она была привлечена к административной ответственности, ни одно ее дело не было прекращено после ее обжалования.

– Антон Николаевич, а почему сразу было принято такое суровое решение? Согласитесь, неоплаченный проезд – это как-то несерьезно. Почему, учитывая семейные обстоятельства Красулиной, не вынести на первый раз хотя бы предупреждение?

– Конечно, понятно, что там семья, родители. Человеческий фактор… Но в данном случае, к сожалению, было принято такое решение.

– Анна собирается его оспаривать. Как думаете, у нее есть шансы что-то изменить?

– Честно сказать, из десяти решений, может, лишь одно оспаривается. Мне кажется, что в данном случае вряд ли.

– А как часто иностранцев, которые имеют вид на жительство, высылают из Беларуси?

– Достаточно часто.

– И какая статистика?

– Точных цифр у меня сейчас нет, но часто. Этот случай не исключение. Как правило, высылают за административные протоколы: нарушение общественного порядка, вождение транспортных средств в состоянии алкогольного опьянения – это самая распространенная причина.

 

ШТРИХ

Что написано в законе?

На официальном сайте Департамента по гражданству и миграции МВД Республики Беларусь перечислены случаи, когда иностранца могут лишить вида на жительство в РБ. Среди прочих оснований есть и такие:

«Основания для аннулирования иностранному гражданину или лицу без гражданства (далее – иностранец) разрешения на постоянное проживание в Республике Беларусь изложены в первой и второй частях статьи 57 Закона Республики Беларусь «О правовом положении иностранных граждан и лиц без гражданства в Республике Беларусь» (далее – Закон). В соответствии с вышеупомянутым, разрешение на постоянное проживание, выданное иностранцу, может быть аннулировано, если:

установлены основания, предусмотренные абзацами четвертым, пятым или десятым части первой статьи 30 Закона (т.е. в тех случаях, когда: иностранец осужден в Республике Беларусь или другом государстве за совершение преступления, признаваемого таковым в соответствии с Уголовным кодексом Республики Беларусь, и судимость не снята или не погашена; иностранец во время своего пребывания в Республике Беларусь неоднократно (два и более раза) в течение одного года привлекался к административной ответственности и не истек срок, по окончании которого он считается не подвергавшимся административному взысканию;

пребывание иностранца в Республике Беларусь противоречит интересам национальной безопасности Республики Беларусь, общественного порядка, защиты нравственности, здоровья населения, прав и свобод граждан Республики Беларусь и других лиц».

 

РЕАКЦИЯ

Николай КОЗЛОВ, исполняющий обязанности главы Объединенной гражданской партии:

«Поднимем всех!»

Как собирается партия защищать интересы своего сотрудника?

На специально созванной пресс-конференции лидер партии Николай Козлов сделал заявление: «Эта высылка абсолютно незаконна, поэтому политсовет ОГП считает это политической расправой, нарушением прав человека и международных обязательств Беларуси. А учитывая разделение семьи, это антигуманный и бесчеловечный поступок. Мы будем бороться за Анну всеми возможными способами: это и подача жалоб, и суды, будем апеллировать к международному обществу».

По словам бывшего председателя партии Анатолия Лебедько, о «деле Красулиной» услышат и в Европейской народной партии, и в Европарламенте, и в посольствах, и в Совете Европы, и в ОБСЕ. «Мы, безусловно, будем использовать международную трибуну, чтобы говорить о «политической вакханалии», инициированной властями в преддверии избирательных кампаний», – заметил Анатолий Лебедько.

Но готовы ли партийцы к более радикальным мерам по защите Анны Красулиной?

– Мы впервые сталкиваемся с такой ситуаций, поэтому прорабатываем разные варианты, решаем, какие действия будут наиболее эффективными, – пояснил «Народной Воле» Николай Козлов. – 14 ноября я попытался записаться на прием к министру Шуневичу, но мне было отказано. А что касается протестной акции – если бы это действительно решало проблему, то у стен МВД стояли бы и сто, и триста членов партии. Но насколько это эффективно? Я знаю абсолютно точно: мы сделаем все возможное по защите Анны Красулиной.


Мария ЭЙСМОНТ, Народная Воля

 

 

Апошнія навіны

Архіў навінаў

Рассылка

      

Design © WKN.BY | All rights reserved.