Logo
 Версия для печати

Депутат Ясюченя: Если б мы сидели молча, ничего бы в нашей деревне не было

Оцените материал
(20 голосов)

Галина Ивановна – инженер-строитель, всю жизнь проработала на серьезных технических должностях, строила мосты. Человек-созидатель. Человек, соединяющий то, что раньше было разъединено. Работала в Минске и на севере – в Новом Уренгое.

Потом вышла на пенсию и решила вернуться на свою малую родину – в деревню Большая Грава Лапичского сельсовета Осиповичского района Могилевской области. Сейчас она – действующий депутат сельского Совета.

Деревню посчитали неперспективной, невзирая на то, что по сей день молочно-товарная ферма работает исправно. Клуб был закрыт и разрушен, закрыли магазин, автолавка приезжала только 2 раза в неделю, перестал ходить автобус, древняя часовня превратилась в руины, пришли в запустение многие усадьбы.

И вот Галина Ивановна вместе со старостой деревни Лилией Степановной Лабус при поддержке группы единомышленников начала работу по возрождению Большой Гравы. Главная цель – чтобы она осталась на карте Беларуси. Люди хотят жить в деревне, на родине, в гармонии с природой. Надо только улучшить их быт, благоустроить деревню, считает депутат.


Мы решили расспросить Галину Ивановну подробнее, что она делает для людей в своей деревне и как так случилось, что сейчас она выдвигается в Могилевский областной Совет от Объединенной гражданской партии.

– С чего вы начали, Галина Ивановна?

– Один в поле не воин, поэтому начала с бесед и встреч с односельчанами. Скажу честно, самое трудное – организовать людей на общественно полезные дела, необходим и личный пример, и убеждение.

Первое, в чём нуждалась наша деревня, – наведение порядка на земле. Вместе со старостой мы нашли собственников и наследников домов и участков, которые находились в запустении, провели с ними беседы. Часть из них начали восстанавливать свои участки, кто-то продал, а кто-то написал отказную. Так что участки почистили, ветхие строения снесли, и теперь заброшенных участков в деревне нет.

За время наших субботников люди сплотились и сдружились, как-то сама собой выделилась инициативная группа, которую мы назвали «Граўскі гурт», целью которой стало вовлечение всех проживающих и приезжающих к участию в мероприятиях Программы по возрождению деревни. Не удивляйтесь, – у нас существует такая программа, где уделено внимание вопросам и экологии, и быта-благоустройства, и духовно-культурного развития деревни.


Молебен на месте будущей часовни

За четыре года сделано столько, что, оглядываясь назад, думаешь: «Нежели мы это смогли?». Ну, например, талакой навели порядок на двух деревенских кладбищах (они теперь, я думаю, самые ухоженные в сельсовете). Благоустроили въезд в деревню и поставили там Поклонный крест, добились подчистки русла речки Гравка (она заболачивалась), построили на пожертвования сельчан вместо разрушенной новую часовню, многим заброшенным домам нашли заботливых хозяев, пять участков уже взяты молодыми семьями под строительство жилых домов (и это в деревне, в которой пока отсутствует газ)… Да всего и не перечислишь.  

– А сколько у вас населения?

– Всего населения в сельсовете 2.500 человек. А в Большой Граве 100 домов сейчас.

Мы возобновили праздники: «Граўскі кірмаш», и на них приехало много людей – и уроженцы деревни, и гости. А на Новый год уже 5 лет организовываем елку своими силами. Программу готовим сами. И подарки детям, и сувениры участникам, и Дед Мороз со Снегурочкой, и маскарадные костюмы, я вот все время Бабой Ягой... Интересно проходят «Вясковыя вечарынкі».

– Так вы ж деньги за это получаете?

– Нет, что вы! Депутат сельского Совета работает без зарплаты.

– Как вообще люди к вашей работе относятся?

– Вот когда я лежала в больнице в декабре, разговорились с председателем колхоза, сейчас он депутат. Я говорю: «Не думала баллотироваться, но незаконченные дела остались». – Он: «Галина Ивановна, если не ты, так кто? Ведь все, что ты сделала, все пойдет коту под хвост...» 


Но вот тут – с выдвижением Галины Ивановны на следующий срок – произошла странная история...

Когда начинается местная избирательная кампания, для выдвижения в сельский Совет нужно собрать подписи, а значит, зарегистрировать свою инициативную группу. Галина Ивановна, занятая подготовкой к новогоднему празднику, пропустила сроки. «Прозевала», – говорит она сама. Из сельсовета всех обзвонили, а ей не напомнили – видимо, она уже достала их своей активностью...

– 29-го декабря была сессия, председатель сельсовета говорит: «Галина Ивановна, зайдите ко мне в кабинет». Я захожу, не подозревая ни о чем. А он мне: «А вы что, районку не читаете?» Я говорю: «А что?». Он отвечает: «Я по поводу выборов. Всё, регистрация депутатов от населения прошла ...». Я: «Ну, а что мне делать?» – «Ну, от организации или от партии...» – «А что, в Лапичах партия есть, что ли?». А он, довольный такой: «Ну, не знаю...». Стало понятно, что сделано всё намеренно. Моё неравнодушие и прямота на сессиях местного Совета, видимо, не по нраву. Возможно, я единственная, кто поднимал проблемы и задавал вопросы, на которые администрация сельского Совета или не хотела, или не знала, что ответить.

Можно было разозлиться или обидеться, но это не в моем характере. Вот и обратилась в Объединённую гражданскую партию, чтобы баллотироваться от этой партии. Почему Объединённая гражданская партия? Привлекло название, ознакомилась с программой и приняла решение: гражданская, значит – отстаивает интересы граждан, а мы все – граждане Беларуси.

Вот так Галина Ивановна и включилась в избирательную кампанию – выдвижением от Объединенной гражданской партии в Могилевский областной Совет по Южному Осиповичскому округу № 49.


– Как вы думаете, чем вы отличаетесь от ваших соперников. Вот с вами по округу будет идти начальник отдела общественной безопасности Могилевского РУВД...

– Если бы это касалось депутатов местного совета, то я бы сказала.

– Чем?

– Потому что они бездейственные. Ну, я ж родилась там, я всех знаю. Когда жили родители, я ездила почти каждые выходные в деревню. Я только те 6 лет бывала не часто, когда мы жили на севере. А потом все – потянуло... Сестра и дом уже продала. Так мы купили там старенький дом, строились. С 91 года уже я вернулась. И я этих депутатов приблизительно всех знаю. Все, что они сделали, это 2-3 раза посетили сессию сельсовета. И все.

– Ну, вот – начальник отдела общественной безопасности Могилевского РУВД. Он возродит нам Большую Граву, как думаете?

– Заранее я не буду говорить – не знаю. А вот не пройду, но все равно буду обращаться к избранным депутатам по решению вопросов населения, увидим –  будут они работать или нет. Ведь будучи депутатом местного совета, представляла и защищала интересы трёх деревень. И, как видите, результаты есть. Очень многое зависит от инициативы депутата.

– Что вы хотели бы изменить, что нуждается в изменениях?

– Я бы хотела улучшить быт населения. Это, во-первых, газифицировать деревни, где пока нет газа. Во-вторых, улучшить дороги. Добиться, чтобы нам поставили банкомат хотя бы один на весь Лапичский сельсовет, который является самым большим в районе. Чтобы терминалы были в автолавках. А то люди получили зарплату, а снять деньги негде. И надо каждый раз ездить за 20 км в районный центр. Люди передают карточки тому, кто едет, чтобы снял и привез.

Как только торговый центр закрыли, банкомат убрали. Я задаю вопрос нашим властям: «Почему исчез банкомат?» – «А невыгодно!». Я говорю: «Простите, пожалуйста. Мы когда-нибудь повернемся лицом к народу? Ну, когда-нибудь мы что-то для народа будем делать? Вам невыгодно – вы взяли убрали. А люди?» С этим же вопросом была на приёме у председателя райисполкома.

Так вот нам нужен банкомат. И терминалы в автолавках. Приехала автолавка, я захотела молока купить – карточку дала и купила. А сейчас терминалов нет. Кассовые аппараты есть, а терминалов нет! Так зачем вы переводили села на эти пластиковые карты? Пускай бы был расчет зарплат, пенсий, как раньше, наличными.   

– А ваши деревенские вас поддерживают? Если бы вы сейчас снова выдвигались в сельский Совет, то вопросов бы не было, да?

– Да. У нас неоднократно телевидение снимало, так можете найти эти передачи, просто людей послушайте. Вот и Анатолий Лебедько, когда приезжал, спросил людей на улицах. Там дачница, минчанка стояла у своей машины. «А вот у меня вопрос, кто у вас тут депутат? Вы знаете своего депутата?» Она: «Да, Галина Ивановна». И давай меня нахваливать. Лебедько аж заулыбался.

Да, народ знает. Потому что – ну, на самом деле – вот, хоть и не всё сделано, но сдвиг налицо. Вот мы прошли по деревне – ни одного заброшенного участка нет! Хотя ведь чуть вычистил – и снова хмызняки растут. Но поддерживаем, такого как раньше – заросли были выше меня – такого нет.

Вот весной завершим оборудование детской площадки, в планах – спортивная. Людям нужна нормальная жизнь. Мы даже участвовали в конкурсе местных инициатив ПР ООН с заявкой на оборудование площадки отдыха культурно-массовых и физкультурно-оздоровительных мероприятий.

Добиваюсь сейчас, чтобы новую дорогу ко второму кладбищу сделали, которое за деревней.

Мне не все равно, куда уходят деньги мизерного бюджета сельсовета, я не лезу ни в какие дебри, но однажды спросила председателя: «Отчитайтесь, куда деньги пошли». Он мне: «Галина Ивановна, я что – должен перед вами отчитываться?!» Я говорю: «Ну, не хотите так, так я запрос сделаю депутатский...»

Ну, сейчас хоть начал на сессиях депутатам рассказывать. И вот сидят депутаты... «Так, 48 свалок мусора убрали за год»... Все молчат. Я говорю: «Можно я скажу? Откуда? Простите, у нас всего 28 деревень. Некоторые – по 3 дома. Простите, откуда 48 свалок?». Он мне начинает: «Аминовичи, Погорелое...» Я говорю: «Стоп-стоп. Мы съели бюджетные деньги в прошлом году на Аминовичи и на Погорелое. Почему они опять звучат?» – «Галина Ивановна, так вы видели, какое там..?» Я говорю: «Простите, там есть старосты, там есть депутаты. Вы бюджетные деньги на мою территорию не потратили. Мы делали сами. С помощью колхоза, с которым дружим. Так пускай тоже работают. Вы ж выбираете туда депутатов, старост. Почему у меня нету мусора? Вот убрали один раз 5 свалок – и они больше не растут». А остальные депутаты молчат. Бездействуют. Вот у себя я знаю, кого выбирают. Я бы сказала, 100 % бездействие.

– Сейчас люди уезжают из деревень...

– А это, кстати, неправда. Раньше – да. Вот в нашей деревне когда-то было 250 домов. Деревне 460 лет, 1000 человек когда-то жила. Была начальная школа, магазин, клуб. Потом закрыли школу, клуб, магазин, одна ферма осталась. Конечно, никакой перспективы, молодежь двинулась в город. В основном, в Минск – мы в 80 км всего от столицы. И если дом освобождался, он никому не был нужен, ни минчанам – они брали по 4 сотки участки, да и все, ни местной молодежи. Народ от села отворачивался...

А теперь – у нас купили все. У нас минчане скупили любые домики. Хатки – даже домиками не назовешь. Все отреставрировали. И получается у нас где-то 50 на 50: 50 местных и 50 дачников. Всего 100 домов. По протяженности деревня больше 2 км. Раньше дома были дом к дому, а сейчас попросторнее. К нам сюда переезжают пенсионеры, а жилье в Минске детям оставляют. Так что я помогаю выполнять жилищную программу государства.

– А что с автобусом у вас сейчас?

– У нас не было автобуса – сняли, потому что дорога плохая – гравейка, 30 лет без ремонта. Добились, что сейчас снова ходит автобус. Не каждый день, но в пределах разумного: в четверг – чтобы люди могли съездить в райцентр за покупками или поликлинику и т.д. И дважды – в выходные. Так что 3 раза в неделю ходит автобус.

Раньше 1 остановка была, а деревня длинная – больше 2 км, пожилым людям пройти всю деревню трудно. Так мы добились, что сейчас две остановки у нас. В Малой Граве и Озерище тоже две остановки сделали. Павильоны поставили.

Автолавки у нас теперь уже 4 раза в неделю, следим за их ассортиментом. Два раза в месяц ЖКХ района вывозит мусор. Нет проблем с уличным освещением.

А если бы молча сидели, никуда не обращались, и не добивались, никто бы ничего для нашей деревни не делал.