Logo
 Версия для печати

Многозначное слово «срок»

Оцените материал
(15 голосов)

«Капитан, желающий избежать подводных камней, должен знать, где они находятся», – Джордж Вашингтон, сказавший эти слова, к сожалению, не является делегатом ХVIII съезда Объединённой гражданской партии, тем не менее к этой фигуре мы чуть ниже вернёмся. Здесь же я хочу поделиться некоторыми мыслями, возникающими и по поводу планируемых изменений в Уставе ОГП, и не только об этом. По поводу некоторых «подводных камней». И необходимости их избежать.

 

Ограничение сроков?

Первый президент США Джордж Вашингтон заложил традицию – на уровне неписаного закона – согласно которой президент не должен избираться на свой пост более двух сроков подряд. Дабы не было угрозы узурпации власти и диктатуры. 

Как мы видим на примере нашей страны, никакие конституционные ограничения диктатора не остановят. Но здесь речь не совсем об этом. Одно дело – президент государства, причём с достаточно большими полномочиями (хотя и со всеми ограничениями, сдержками и противовесами). И совсем другое – председатель партии, который стать диктатором, кто бы он ни был, не может по определению: власти как таковой у него нет; издавать нормативные акты, обязательные для исполнения, он не может. 

Собственно, таких ограничений нет и в США для губернаторов и других должностных лиц; нет их в других странах для премьер-министров, ибо нет в этом смысла: они избираются парламентом; поддержит парламентское большинство другого – премьер сменится, безо всякого искусственного ограничения. И уж тем более такого ограничения нет для лидеров политических партий. 

Когда ротация происходит естественным путём – это хорошо. Но любые выборы – это всегда сравнение. Как мы видим на примерах белорусских политических структур (не буду называть, чтобы никого не обидеть), сама по себе смена лидера частенько только ухудшает ситуацию. Сиречь, не должно быть «смены ради смены». И уж ни в коем случае не должно быть этого просто потому, что так – неизвестно за каким рожном – написали в Уставе. 

Очень хорошо, что в ОГП в кои-то веки возникла наконец реальная конкуренция. Но она должна проходить, опять же, естественным путём. Как, в общем-то, сейчас и происходит (благо Интернет предоставляет такие возможности). Проходят дебаты, кандидаты соревнуются; то же будет и на съезде. А вот дальше – председателем должен становиться тот, за кого проголосовали. Ныне и присно. И неважно, сколько раз за него голосуют. Главное, чтобы все имели возможность беспрепятственно высказаться, донести свои позиции. А искусственное ограничение может привести только к тому, что человек, которого готовы поддержать, просто не будет иметь возможности выдвинуться. 

При том, что в нашей стране слово «срок» воспринимается прежде всего в значении, связанном с тюрьмой – вообще и в политической сфере в частности – подобное ограничение тем паче выглядит нелепо. 

Следовательно: от принятия формулировки «одно и то же лицо не может занимать должность председателя более двух сроков подряд» настоятельно советую остеречься.
 

Съезд раз в три года?

В своё время в ОДПБ – предшественнице ОГП – съезды проводились каждый год, причём в два дня, а не в один. И это было, безусловно, правильно. Кроме всего прочего, это ведь коммуникации между людьми, что само по себе является средством сплочения и сопричастности.

Понятно, что это самое «своё время» закончилось по не зависящим (напрямую, во всяком случае) от партии причинам. По форс-мажорным обстоятельствам.

Однако раз в 3 года – это уж совсем что-то несуразное.

Эдак, глядишь, придём к тому, что раз в 4 года будем съезды проводить, как КПСС.

Однако и эти ребятки стали проводить свои тусовки в несколько тысяч человек раз в 4 года, когда давно были у власти, съезды ничего не решали, а превратились просто в помпезные мероприятия единогласной поддержки и одобрения – типа как Лукашенко сейчас проводит свои «всебелорусские хуралы». А пока они за власть только боролись, были в оппозиции, и было у них что обсуждать в горячих дискуссиях, – проводили они съезды гораздо чаще.

При всех известных сложностях – это не тот аспект, которым можно жертвовать. Раз в 2 года и в 1 день – это на самом деле реже, чем следовало бы, но ещё куда ни шло. Но раз в 3 – ни в какие ворота.

То бишь: от формулировок «раз в три года» в Уставе лучше отказаться.


«Системная оппозиция»?

Это уже не касается Устава. Однако касается возникшей в партии дискуссии на тему, следует ли ОГП становиться «системной оппозицией».

Вкратце.

Снова вспомню наш партийный опыт: в Объединённой демократической партии, как и на заре Объединённой гражданской, обсуждали и в целом пришли к консенсусу: уличные акции – это прерогатива БНФ, для нас это второстепенно; мы – партия парламентского типа. И на этом пути были достигнуты определённые успехи: ОГП почти в одиночку (с незначительными оговорками) составляла в Верховном Совете оппозицию, и парламентская фракция «Гражданское действие» была довольно влиятельной.

Есть все основания полагать, что эти успехи в дальнейшем получили бы существенно большее развитие. При одном маленьком нюансе: не будь в Беларуси диктатуры.

Однако в условиях отсутствия парламента и отсутствия выборов как таковых «партия парламентского типа» – это полный нонсенс.

Т.н. «выборы», конечно, следует использовать, но только как политическую кампанию. Если по итогу режим решит предоставить кому-либо мандаты – их следует принимать. Но следует также и понимать, что основной формой политической деятельности это не может являться никак.

То же в полной мере касается и «системности» в целом. Оппозиция, безусловно, должна быть системной – в нормальной системе. Которая не подлежит слому, не нуждается в кардинальнейших изменениях.

А при теперешней системе максимум, чего может добиться «системная оппозиция» – это стать аналогом партий, существовавших в ряде стран соцлага, где была типа «многопартийность», типа «парламенты» и типа «выборы». Т.е. стать декоративным элементом на фасаде диктатуры. Говорю «максимум», поскольку в Беларуси и такой ниши правящий режим не предоставляет: в «палатке» нет даже карманных оппозиционных фракций. Но и там, где предоставляли, никто и не мыслил, что эти партийки – кто их помнит ныне?! – могут бороться за власть и за изменение системы. Они существовали отнюдь не для этого, и всем это было понятно. В ПНР и ЧССР за изменение системы боролись «Солидарность» и «Хартия-77» (не путать с белорусской пародией), а не квазипартии, просто исполнявшие свои роли при тех диктаторских режимах.

Лучше бы заняться чем-нибудь полезным. В первую очередь тем, чтобы всерьёз приступить к реализации праймериз – наиболее эффективного способа выдвижения и «раскрутки» лидера, альтернативного Лукашенко. Повторяю: в первую голову не «единого кандидата» на «выборах» (которых на самом деле нет), а именно персональной альтернативы. Что в Беларуси – при вечном вопросе «Кто вместо?» – является непременным условием.

Впрочем, это – отдельная большая тема, не вписывающаяся в рамки данной статьи.

Пока же вывод: ОГП не должна становиться «системной оппозицией», т.е. частью негодной и порочной системы.